Московская коллегия адвокатов «Закон един»

  • Унификация права, применяемого к посредникам

    27-08-2018

    В статье исследованы вопросы процесса формирования правового регулирования посреднических обязательств как во внутреннем праве, так и в праве международном. Унификация коллизионных и материально-правовых норм в этой сфере происходит в форме кодификации, основным принципом которой является гармонизация законодательства различных государств. Предложенный порядок расположения договорных институтов посредничества, построенных по признаку "роста" объема полномочий, которыми наделяется посредник и определения обязательства о предоставлении посреднических услуг.

    Современная эпоха характеризуется ускоренным развитием международных отношений и их диверсификацией. Выход экономических отношений за пределы определенных стран сопровождается изменениями экономического и юридического характера договорных отношений. Вследствие глобальных изменений, которые произошли в Украине, значительно выросло количество участников внешнеэкономических контрактов, что в свою очередь требует овладения юридической и экономической техникой. Процесс формирования правового регулирования направляется в русло унификации материально-правовых и коллизионных норм. Унификация коллизионных и материально-правовых норм происходит в форме кодификации, главным принципом которой является гармонизация законодательства различных государств. Исторический метод исследования унификации позволяет сделать вывод о том, что первоначально интерес и наибольшие надежды были связаны именно с унификацией коллизионных норм (норм международного частного права). Согласно общему мнению, это могло бы уменьшить возникновения коллизий и тем самым способствовать однообразному урегулированию многих вопросов.

    Например, А. Ландо, который возглавлял работу комиссии по разработке основ договорного права Стран Евросоюза, выделял следующие преимущества унификации коллизионных норм: 1) такая унификация незначительно касается общества, поскольку правила касаются незначительного количества участников хозяйственной деятельности, 2) унификация коллизионных норм является простым процессом, чем унификация материально-правовых норм, и при этом одна отрасль может быть урегулирована сравнительно небольшим количеством предписаний (например, Римская Конвенция 1980 г. о праве, применимом к договорам купли-продажи, состоит примерно из 20 статей), 3) унифицированные коллизионные нормы способствуют предсказуемости, поскольку наличие этих норм облегчает сторонам задача - закон какой страны может быть применяемый в случае предъявления иска в суд. Слабое место унификации коллизионных норм заключается в проблеме установления судом содержания иностранного права. Особая сложность этого процесса проявляется тогда, когда дело достаточно сложное, когда суд обязан применять право стран другой "правовой семьи". Сравнительный анализ достигнутых на региональном и универсальном уровнях унификации коллизионных норм, связанных с представительством в международной купли-продажи, дает основания с определенными оговорками деятельность в этом направлении называть успешной, поскольку в рамках Гаагской конференции по международному частному праву был разработан и подписан четыре конвенции, среди которых Гаагская конвенция от 14 марта 1978 о праве, применяемом к агентским договорам. Именно эта конвенция посвящена коллизионным вопросам отношений представительства (или по терминологии англо-американского права, агентских отношений), тесно связанные с договором международной купли-продажи и имеющих целью продвижения товаров другими, чем прямая купля-продажа способами.

    При обращении к сравнительному методу оказываются неодинаковые подходы в праве зарубежных стран в использовании услуг третьих лиц, в том числе услуги по продвижению товаров на рынки зарубежных стран, принадлежащих двум правовым системам. В праве континентальном (который своим происхождением принятия сначала во Франции, а затем в Германии и других странах Европейского континента гражданских кодексов учитывая, что его именуют кодифицированным правом), принята система договорных отношений, реализуемых различными договорами в зависимости от роста привлечения третьих лиц к коммерческой сделки.

    Интересным для анализа и сравнения будет обращение с положениями гражданского права Германии, которое выделяет в самостоятельную группу договоры на ведение чужих дел. Под ведением чужих дел следует трактовать все действия в чужом интересе. Но определение группы договоров только через признак интереса привело к охвату за этим квалификационным критерием чрезвычайно большого пласта договоров, таких как факторинг, все договоры в финансовой сфере, договор с управляющим юридического лица и т. д.

    Чрезвычайно широкое понимание интереса привело к втягиванию в предмет регулирования различных по своей природе договоров. Действия в чужих делах понимают как ведение и попечительства делами доверителя, забота и поддержка чужой дела. Деятельность такого "опекуна" является самостоятельной и в подавляющем большинстве основывается на его профессиональных знаниях и деловых качествах. Как уже отмечалось, ведение переговоров и сведения сторон до заключения договора регулируется маклерским договором и не считается посредничеством, хотя, по сути, никакими отличительными признаками он не наделен. Кроме того, в украинском праве представительство юридических лиц в основном базируется на институтах трудового права. Учитывая это, непосредственная проекция институтов немецкой правовой системы нецелесообразна. Кроме того, ее трудно назвать до конца последовательной и имеющей единое правовое и экономическое основание.

    Учитывая вышесказанное как анализ динамики обязательства по оказанию услуг и суммируя взгляды по поводу такой группы договоров, как посреднические, в системе гражданско-правовых обязательств в целом и обязательств по предоставлению услуг в частности, необходимо, на наш взгляд, сделать вывод о том, что в дальнейшем развитии посреднических правоотношений способствовать совершенствованию понятийного аппарата и совершенствование структуры раздела Гражданского кодекса об отдельных видах обязательств. С целью выполнения этой задачи можно предложить закрепление таких нормативных определений и положений, касающихся понятия договорного обязательства по предоставлению посреднических услуг: "По договору по оказанию посреднических услуг посредника обязуется осуществить определенную деятельность путем совершения действий фактического и / или юридического характера в интересах кредитора и за его счет.

    Важно, чтобы в кодифицированном гражданско-правовом акте нормы об обязательствах по оказанию посреднических услуг, имеющих общий объект обязательств - деятельность, направленную на предоставление определенного нематериального блага в виде помощи по реализации правосубъектности, размещенные в пределах одного раздела следующим образом: после главы 67 "Страхование" должна быть размещена глава (далее нумерация смещена) 68 "Посредничество. Общие положения ", в которой отдельные параграфы для каждой сформированной договорной конструкции таковы: первый параграф - « Поручение ", второй параграф - « Комиссия ", третий параграф - « Консигнация ", четвертый параграф - « Агентский договор "; пятый параграф - « Управление имуществом. При этом нормы раздела "Услуги Общие положения" также должны играть роль общих норм. Статьи раздела, где содержатся общие положения, применяют к отдельным видам договоров по оказанию посреднических услуг, если специальные законы не предусматривают иных правил относительно отдельных видов договоров на оказание услуг. Здесь располагались бы параграфы, содержащие специальные нормы о видах договоров по оказанию услуг по критерию характера действия (юридического / фактического) должника - поручение, комиссия, консигнация, агентский договор, договор управления имуществом, то есть специальные нормы для договоров данного вида и, одновременно, такие носящих характер общих для отношений, состоящие при предоставлении услуг в различных сферах экономической деятельности - туризме, транспорте, внешнеэкономической торговли, имущественных правах, вексельном обращении сфере корпоративного права, обороте недвижимости и других услугах, обладающих достаточным и необходимым степенем определенности, регулируемые нормами ГК или отсылают к специальным правовым актам. Предлагаемое расположение договорных институтов построено по признаку "роста" объема полномочий, которыми наделяется посредник.

    Описанная в предыдущих статьях структура, вместо существующей сейчас достаточно разрозненной системы норм об обязательствах такого типа имеет, во-первых, привнести логичность и последовательность изложения правового материала, его детализации, во-вторых, служить целью устранение пробелов в правовом регулировании и экономии правовых средств, освобождая законодателя от воспроизведения в специальных нормах общих правил, в-третьих, способствовать созданию предпосылок для формирования новых правовых моделей, и, одновременно, обеспечивать единство правового регулирования различных отношений, состоящих по предоставлению услуг. Например, именно так поступил законодатель в сфере регулирования обязательств по выполнению работ: нормы ст. ст. 837-864 ГК образуют общую часть, а специальные параграфы посвящены отдельным видам договора подряда (на капитальное строительство, подряд на проектные и изыскательские работы).

    Исследование дает основания сделать вывод о фактическом выделении благодаря прежде юридическом критерия нового типа договорных обязательств, которые могут применять и применяют в различных сферах экономической деятельности. Такие договорные виды как поручение, комиссия, агентирование используют в сферах транспорта, туризма, зрелищных услуг и т. п. Это является свидетельством того, что названные конструкции является сущностно правовыми, и отражают одно и то же правовое явление, только в разных экономических сферах, отнюдь не делает его другими (например, комиссионные отношения в торговле, комиссионные отношения на рынке ценных бумаг). Бесспорно, присутствие материального объекта в обязательстве и другие экономические факторы влияют на особенности регулирования, но речь может идти лишь об особенностях регулирования, а не сущность юридической конструкции.

    Расширение сферы правового регулирования и углубление основных концептуальных основ обязательственного права требует переосмысления подавляющего большинства доктринальных положений гражданского права. Как отмечала Н. С. Кузнецова, институты обязательственного права ставят перед гражданско-правовой доктриной новые методологические проблемы, которые обусловливают новое творческое переосмысление взглядов и концепций и потребность учета положительного зарубежного опыта, благодаря процессу присоединения Украины к европейским правовым стандартам и тенденции гармонизации украинского законодательства с правом Европейского сообщества. Одновременно, при адаптации Украина должна ориентироваться на адаптацию по сути, а не стремиться к внешнему подобию законов или норм.


    Актуально:
     Понятие и признаки объекта авторского права
     История и эволюция авторского права
     Отрасли современного права
     Возникновение правосубъектности предприятий: некоторые вопросы
     Дисциплинарная ответственность адвокатов: основания и порядок применения

    Добавить комментарий:
    Введите ваше имя:

    Комментарий:

    Защита от спама - введите символы с картинки (регистр имеет значение):